0

Шокирующие откровения Гарри и Меган о внутренней работе королевской семьи взорвали динамит в основах монархии – ключевого столпа британского истеблишмента.

В минувшие выходные «фирма» – так Британская королевская семья называет себя — увидела некоторые из своих худших кошмаров, вызванных к жизни Гарри и Меган, когда королевская чета выступила в прямом телеинтервью с Опрой Уинфри.

Семейная картина, которую представляла эта пара, представляла собой подлую, двуличную, расистскую и мстительную клику, стоящую во главе феодального пережитка.

Как и Диана до нее, интервью показало, что «фирма» относилась к Меган как к постороннему человеку, причем с величайшей злобой.

Одно из самых отвратительных откровений включает утверждение Меган о том, что один (неназванный) представитель «фирмы» выразил Гарри “беспокойство и разговоры о том, насколько темной может быть кожа [их сына] при рождении”.

За преступление, связанное с рождением ребенка смешанной расы, королевская семья отомстила, отказав ребенку, Арчи, в титуле принца и сопутствующей полицейской защите. Меган утверждала, что ее общее лечение было таким, что она была доведена до состояния самоубийства. А по словам принца Гарри, его отец принц Чарльз теперь отказывается отвечать на телефонные звонки собственного сына.

***

Королевская семья, тем временем, продолжает защищать принца Эндрю от правоохранительных органов США по поводу его связи с делом о сексуальном насилии над детьми Эпштейна – и все же беззастенчиво обвиняет Меган в издевательствах.

Чтобы завершить эту картину семьи, переполненной теплотой и сочувствием, мы должны сказать несколько слов о Ее Величестве Королеве.

Ее отношения с эмиратским королем шейхом Мухаммедом бен Рашидом Аль-Мактумом в последнее время находятся в центре внимания. Шейх попал в заголовки газет, похитив и подвергнув пыткам собственную дочь.

Но это не помешало Королеве поддерживать тесную дружбу с шейхом из-за общей любви к верховой езде и даже продолжать принимать лошадей от этого человека в качестве подарков.

Короче говоря, семья, из которой сбежали Меган и Гарри, — это та, в которой нормально проявлять расизм даже по отношению к своим собственным родственникам; добровольно толкать молодую женщину на грань самоубийства; наказывать ребенка за преступления его родителей; проявлять больший интерес к жизни лошадей, чем к человеческим существам; и добровольно препятствовать расследованию сексуального насилия над ребенком.

Забота членов королевской семьи о «чистой родословной» была разоблачена как расистское превосходство белых.

***

Но это не какая-нибудь старая семья. Эта семья является одним из основных институтов британского истеблишмента. Его гнилость — это гнилость всего капиталистического государства. Ее кризис — это часть кризиса всей системы, в ядре которой она сидит, разлагаясь. И его отношение — это отношение правящего класса, который разбогател на рабстве, колониальном грабеже и политике расистского разделения.

Монархия связана со всем правящим классом тысячью нитей – через грязную сеть государственных школ, богатых учреждений, банков, частных клубов и семейных связей.

Монархи и принцы; судьи и армейские генералы; городские финансисты и высшие государственные служащие; лорды и леди — все они связаны между собой клеем огромного богатства и желанием сохранить этот статус любой ценой.

***

Неудивительно, что желтая пресса и льстецы, такие как Пирс Морган, подскочили, оказывая патриотическую поддержку монархии и спеша вылить подозрение и сомнение на заявления и мотивы Меган и Гарри.

Конечно, Гарри и Меган принадлежат к тому же классу паразитов, что и остальные члены королевской семьи. Кто может это отрицать? Их интервью с Опрой тоже окажется чрезвычайно прибыльным в личном плане. Несомненно, они будут продолжать делать все возможное, чтобы извлечь выгоду из своего положения королевских изгоев. В этом и заключается опасность для королевской семьи.

Но их утверждения согласуются со всем, что мы уже знаем о монархии. И они, похоже, готовы нанести учреждению неисчислимый ущерб. Как заметил корреспондент Би би си Джонни Даймонд:

“… наряду с личной болью и гневом, сквозившими в показаниях герцогини, от Гарри исходило осуждение института – намек на то, что он неспособен к изменениям”.

Это, по словам Даймонда, был “…обтянутый бархатом нож в сердце современной монархии”.


Like it? Share with your friends!

0

Leave a Reply