0

Сегодня исполняется год с тех пор, как Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила вспышку COVID-19 глобальной пандемией.

Генеральный директор ВОЗ Тедрос Адханом Гебрейесус опубликовал декларацию 11 марта 2020 года, когда было зарегистрировано 118 000 случаев заболевания в 14 странах мира и 4291 смертельный случай.

Правительства крупнейших капиталистических стран, за редким исключением, наиболее заметным из которых является Китай, отвергли предостережения ученых. Они не предпринимали агрессивных действий, и тревожные звонки остались без внимания. За последние 12 месяцев число случаев заболевания в мире выросло со 118 000 до более чем 118 миллионов. Число погибших возросло с 4000 до 2,6 миллиона, в том числе в США — 540 000, Бразилии — 270 000, Мексике — 191 000, Индии — 158 000, Великобритании — 125 000, Италии — 100 000.

Экономический ущерб, нанесенный рабочему классу, был разрушительным. По оценкам Международной организации труда, в 2020 году мир потерял 255 миллионов рабочих мест, что почти в четыре раза превышает последствия глобального финансового кризиса 2008-2009 годов. Бесчисленные малые предприятия были уничтожены. Культурная жизнь была разрушена во всем мире.

Воздействие пандемии является продуктом решений о подчинении человеческой жизни интересам корпоративно-финансовой олигархии. Неотложные меры общественного здравоохранения, необходимые для спасения человеческих жизней, встречали на каждом шагу яростное сопротивление капиталистических правящих элит.

Критический период января-марта 2020 года был посвящен систематическому подавлению информации об опасности, которую представляла пандемия. Только после того, как растущее число рабочих в Соединенных Штатах и Европе отказалось заходить на небезопасные автозаводы и другие рабочие места, были введены ограниченные блокировки.

Эти действия никогда не были частью какой-либо серьезной скоординированной на международном уровне стратегии. Скорее, бессистемные национальные и местные меры реагирования были направлены на то, чтобы выиграть время для правящего класса, чтобы осуществить, во второй раз с 2008 года, массовую помощь богатым. В Соединенных Штатах Федеральная резервная система направила на рынки 4 триллиона долларов, санкционированных законом о заботах, принятым на подавляющей основе двухпартийной в конце марта прошлого года. Аналогичные меры были приняты центральными банками по всему миру.

Как только интересы правящего класса были обеспечены, правительства организовали скоординированную кампанию по возобновлению работы закрытых фабрик и школ. Стратегия «стадного иммунитета”, впервые примененная в Швеции, де-факто стала политикой правящего класса всего мира. Под лозунгом “лекарство не может быть хуже болезни” были систематически ликвидированы самые основные меры по прекращению распространения вируса.

В то время как миллионы людей заразились вирусом, финансовые рынки праздновали самый быстрый рост стоимости акций в истории. Одна цифра подводит итог социальной динамике: с начала пандемии год назад американские миллиардеры увеличили свое состояние на 1,4 триллиона долларов.

Спустя год после официального объявления пандемии COVID-19 продолжает свирепствовать по всему миру. Даже при первоначальном производстве вакцины ее хаотичное распространение, сдерживаемое интересами конкурирующих национальных государств, само становится фактором кризиса. Только четыре процента населения мира получили хотя бы одну дозу вакцины.

Несмотря на предупреждения о новом всплеске, вызванном более заразными вариантами, правительства во всем мире отказываются от любых оставшихся мер по сдерживанию пандемии. Вчера американский штат Техас снял все ограничения на экономическую активность, в то время как администрация Байдена возглавляет кампанию по скорейшему открытию школ.

Как и всякий кризис такого характера, пандемия коренным образом изменила всю политическую ситуацию. Она чрезвычайно ускорила далеко идущее разложение демократических форм правления. Рост фашизма на международной арене напрямую связан с убийственной политикой правящих элит.

Более того, правящий класс, столкнувшись с массовым социальным кризисом внутри страны и растущим гневом в рабочем классе, все более открыто обращается к военному конфликту как к выходу. В первые два месяца своего пребывания у власти администрация Байдена сделала главным приоритетом активизацию своих агрессивных провокаций на Ближнем Востоке и против России и Китая.

Все официальные институты капиталистического общества выставлены напоказ. Правительства, возглавляемые либо крайне правыми, либо предполагаемыми “левыми”, проводят одну и ту же основную политику.

Как и в случае с Первой мировой войной, пандемия порождает глубокую социальную и политическую радикализацию целого поколения рабочих и молодежи. Даже когда Байден провозглашает возвращение к “нормальной жизни”, среди педагогов растет оппозиция усилиям по возобновлению работы школ, а во всем рабочем классе — убийственной политике, на которой настаивает правящий класс.


Like it? Share with your friends!

0

Leave a Reply